Трансформация семьи как социального института

Пушкинская, , ИППК юфу, ауд. Трансформационное состояние, в котором продолжает находиться современное российское общество, обострило и усугубило давние проблемы российской семьи. Тем не менее, эти проблемы, о которых много говорят и пишут, были заложены очень давно и относятся к типу долговременных, поскольку развивались и накапливались в течение жизни нескольких поколений.

Недостаточное внимание российского государства к выполнению регулятивных функций в социальной сфере, общее снижение уровня жизни населения стали лишь дополнительным фактором, осложняющим и без того проблематичное состояние института семьи. В настоящее время совокупность функциональных нарушений жизнедеятельности российской семьи столь значительна, что можно говорить о системной трансформации ее как социального института.

С нарушением воспроизводственной функции связано ухудшение демографической ситуации в стране, дошедшее до уровня, угрожающего национальной безопасности России. Нарушено функционирование семьи как важнейшего института социализации, ответственного за воспитание и подготовку к жизни молодых поколений, что приводит к распространению различных видов социализационных деформаций и воспроизводству в поведении молодежи наиболее негативных и социально опасных моделей.

В результате углубления в ходе реформирования общества социокультурного раскола и межгенерационного конфликта ценностей происходит резкое ухудшение взаимоотношений между поколениями, разрыв семейных связей, нарастает взаимное равнодушие, ведущее к ослаблению заботы о престарелых членах семьи и детях.

Слабеют и без того достаточно условные брачные узы, растет число разводов и количество пар, сознательно не желающих регистрировать фактические брачные отношения. Шокирующие формы принимают внутрисемейные отношения, распространяется бытовое насилие в семье, не столь уж редко доходящее до крайностей, жестокость родителей к детям побуждает последних к бегству из семей, растет число сирот при живых родителях, беспризорников, малолетних бродяг и преступников, алкоголиков, наркоманов и токсикоманов.

Перечисленные признаки нестабильного состояния института семьи свидетельствуют не только о негативном влиянии трудностей периода реформ, но и длительности латентного развития кризисных явлений в советский период. Идеологический по преимуществу характер общественных наук в то время стал препятствием для объективного и открытого исследования проблем семьи.

Даже сегодня такое исследование сталкивается с затруднениями. А коль скоро налицо недостаток адекватной репрезентации проблем семьи в общественном сознании, то общество практически не реагирует на эти проблемы, государство не в состоянии обеспечить гражданам эффективную защиту от внутрисемейного насилия, соблюдение всей полноты прав личности в семье. Неблагополучная семья из печального исключения превратилась в типичный случай.

В то же время внутренне противоречивая динамика института семьи представляет собой не только явление пореформенной России, но и специфическую черту современной европейской цивилизации, атомизированного и индивидуализированного общества, индивидуалистически ориентированной культуры.

Отделение в рамках социологического исследования факторов цивилизационной природы от тех факторов и детерминант развития семьи, которые обусловлены российской спецификой и, в частности, спецификой трансформационного периода, является актуальной задачей. В целом, актуальность социологического изучения институциональной трансформации семьи в современной России обусловлена необходимостью преодоления кризисных явлений, составляющих угрозу национальной безопасности страны: Она обусловлена также назревшей потребностью общества в развитии социальной рефлексии: Наконец, актуальность данной темы определяется связью институциональных изменений в семье с тенденциями социальных изменений в контексте модернизации российского общества и перехода от модерна к постмодерну в обществе западном.

Степень научной разработанности темы. Проблематика, связанная с функциональной трансформацией института семьи в современном российском обществе, входя в предметное поле социологии, предполагает комплексное исследование, включающее элементы гендерной социологии, социологии детства, феминологии, психологические и социально-психологические, педагогические, демографические, правовые аспекты. В то же время смысловым центром такого исследования является изучение состояния семьи на основе функционалистских представлений о природе и сущности социального института.

Классический по значимости анализ институциональных характеристик семьи был осуществлен П. Предложенная им методология заключалась в рассмотрении семьи как элементарной и изначальной, качественно уникальной социальной группы, базовой структурной единицы общества.

В таком понимании институциональные функции семьи глубоко специфичны, нередуцируемы и не могут быть заменены аналогичными функциями других институтов. В рамках более поздней парадигмы структурно-функционального анализа были разработаны фундаментальные теоретические представления о функциональной и статусно-ролевой специфике семьи как структуры, особенностях и незаменимости семейного этапа социализации, о социально-контрольных функциях семьи и т.

Следует отметить и научный вклад Э. Гидденса[1], в исследованиях которого затрагиваются проблемы исторической динамики института семьи в его конкретных формах, роли семьи в реализации социокультурной преемственности ценностей, тенденций и перспектив брака, соотношения традиционных и альтернативных форм семейно-брачных отношений. Бека[2] институциональная динамика семьи рассматривается в контексте детрадиционализации и движения от модерного общества к постмодерному, а в исследованиях З.

Баумана кризис семьи связывается с индивидуализацией современного западного мира. В отечественной общественной науке проблематика, связанная с трансформационными явлениями в социальном функционировании института семьи, также нашла широкое отражение.

Общие проблемы российской семьи и брака плодотворно рассматривались в работах А. При этом исследования семьи осуществляются на основе различных методологических и концептуальных подходов. Харчев исследует социальные формы и сущность брака и семьи, совмещая эволюционно-исторический и функциональный подходы. Функционального подхода к пониманию семьи и ее функций в обществе придерживался и М.

Мацковский, исследовавший системные связи между характером экономической жизнедеятельности и функциональной спецификой семьи. В его исследованиях прослеживаются единство и взаимосвязанность макросоциального институционального и микросоциального интеракционального уровней функционирования семьи.

Вишневского поднимались проблемы влияния гендерного фактора, в частности, изменений в различных фазах жизненного цикла современной женщины, на характер и качество функционирования института семьи и прежде всего на выполнение ею функции физического воспроизводства. Голода были посвящены специфике современной нуклеарной семьи, ее социальным функциям и в целом проблемам сохранения семьи в условиях современного общества. Процессы институциональной трансформации в России существенным образом затронули российскую семью, что вызвало к жизни ряд исследований, специально посвященных непосредственному влиянию социетальных преобразований на характер и социальные условия функционирования семьи.

Среди авторов этих работ следует назвать Л. Тенденции динамики института брака в современном обществе, проблемы супружеской гармонии и влияние качества супружеских отношений на выполнение семьей своих функций анализируются в исследованиях К.

Специфика и динамика отношений между поколениями в современной российской семье, в частности, в русле проблематики социальной геронтологии, рассматривались В. Макросоциологический подход к исследованию семьи, дающий возможность ее анализа с точки зрения выполнения ею институциональных функций, представлен такими исследователями, как А. Исследования, касающиеся институционального кризиса современной семьи в целом и на уровне конкретных его проявлений, представлены работами А. Неблагополучная семья как социальный феномен, как агент дисфункциональной социализации и источник распространения поведенческих девиаций среди молодежи исследуется Г.

Распространение различных форм внутрисемейного насилия как одно из следствий общего кризиса семьи, проявления и факторы насилия в семье и пути его ограничения стали предметом исследования Т. Таким образом, проблемы российской семьи и влияние на ее состояние пережитой обществом социетальной трансформации нашли и находят широкое отражение в социологических исследованиях. Однако нам представляется, что слишком детализированный характер изучения негативных изменений в состоянии института семьи препятствует рассмотрению их в комплексе, на более высоком уровне синтеза, как проявлений единого процесса функциональной трансформации.

Цель настоящего диссертационного исследования заключается в осуществлении социологического анализа функциональной трансформации института семьи в современном российском обществе.

Реализация поставленной цели предопределила последовательность промежуточных исследовательских задач: Объектом исследования является социальный институт семьи в современном российском обществе. Предмет исследования составляет комплекс факторов и функциональных проявлений институциональной трансформации семьи в современном российском обществе. Методологическими основаниями исследования являются принципы структурно-функционального и системного анализа.

Автор опирался на положения П. Сорокина о структурной нередуцируемости семьи как базовой социальной группы; на концепции гендерной социологии и феминологии. В работе использованы также материалы различных исследований по социальной и семейной психологии, социологии детства, что обусловлено спецификой темы и ракурсом рассмотрения проблем.

Кроме того, в диссертации были использованы цивилизационный и социокультурный подходы, определившие общую логику постановки и решения проблем через выявление и исследование конкретных институциональных дисфункций современной российской семьи как системы.

В основе исследования функциональной трансформации института семьи в современном российском обществе лежат вторичный анализ опубликованных эмпирических данных за — гг. Полученные в ходе работы над диссертацией результаты характеризуются наличием элементов научной новизны: Факторы, обусловившие трансформацию социального института семьи в России, можно подразделить на две категории: К категории цивилизационных относятся факторы, действие которых является общим для всей западной цивилизации, включая Россию, а именно — влияние модернизации общества и, в частности, роста производственной занятости и экономической независимости женщин на динамику семьи, социальное признание нетрадиционных форм семейных групп, развитие личностно-ориентированного типа семейных отношений и сокращение социально ориентированного типа.

Социокультурными факторами выступают долговременные особенности исторического развития российского, советского и постсоветского общества, определившие специфику процессов, идущих в российской семье, — это сокращение экономического, культурно-духовного суверенитета семьи в контексте государственного тоталитаризма и индустриализации в советский период; социально-психологическая аномия и раскол ценностей в посттрансформационной России.

В группу социально-политических факторов трансформации российской семьи входят процессы и явления, отражающие политическое состояние общества и все социальные отношения в современной России, включающие реформирование общественного строя и как следствие отсутствие должной социальной заботы о семье со стороны государства и негосударственных структур, снижение жизненного уровня основной массы населения, ориентацию социальной жизнедеятельности большинства семей на физическое выживание.

Следствием этого является чрезмерная занятость родителей на производстве и вытекающий отсюда дефицит эмоциональной близости в семье; рост рискованности всех социальных взаимодействий, разочарования и недоверия населения к обществу и государству; криминализация, алкоголизация, распространение наркомании и других асоциальных форм поведения в обществе. Современная российская семья характеризуется долговременным нарушением репродуктивной функции, проявляющимся в прогрессирующем падении рождаемости и в тенденции ведущей к демографической катастрофе в современной России.

Низкие показатели рождаемости обусловлены модернизацией института семьи в современной России, изменением гендерных отношений, массовой переориентацией женщин на индивидуалистически-достижительные ценности и производственную карьеру, растущей нестабильностью брачных связей, что свидетельствует о существенном изменении функций традиционного института семьи.

Выполнение современной российской семьей функций социализации и межгенерационного воспроизводства базовых ценностей приобрело в целом дисфункциональный характер, фактически все больше сводясь к воспроизводству устойчивых девиаций внутрисемейных отношений, социальной позиции и социального поведения. Важными факторами закрепления и распространения социализационных дисфункций являются низкий уровень жизни базового слоя населения формирование сценария ускоренной адаптивной социализации и генерализация трансформационной психологической аномии утрата моральных ориентиров, ослабление механизмов межгенерационной передачи ценностей.

Происходит габитуализация неблагополучной семьи как социального явления, что дает основания констатировать функциональную трансформацию института российской семьи. Рост внутрисемейного насилия в современной российской семье в значительной мере обусловлен утратой российской семьей интегративной и эмоционально-стабилизирующей функции, прогрессирующим обесцениванием эмоциональной близости как психологической основы регуляции семейных отношений.

Общий аномийный социально-психологический контекст, влияя на семью, генерирует нигилистический эмоциональный фон взаимоотношений. Атомизация семьи является следствием подобных процессов в обществе, в котором превалируют индивидуалистические установки и частноэгоистические интересы над интересами целого, а рост силового элемента взаимоотношений в семье обусловлен приоритетом силовых начал в социальных практиках.

Общая направленность перспектив развития современной российской семьи в настоящее время может оцениваться как негативная, что определяется функциональными нарушениями института семьи, сменой семейных ценностей, ростом непрочности брака и распространенностью незарегистрированных союзов, масштабностью показателей социального сиротства.

Возможные перспективы укрепления российской семьи видятся на пути изменения семейной и в целом социальной политики государства, значительных финансовых вложений в стимулирование деторождения, в решение жилищной проблемы, в социальную профилактику семейного неблагополучия и детской беспризорности; широкого участия негосударственных структур в осуществлении социальной помощи семье; принятия мер по правовому и организационному обеспечению защиты от семейного насилия; пропаганды семейных ценностей средствами СМИ; общего оздоровления социальной атмосферы.

Научно-практическая и теоретическая значимость диссертации обусловлена острой актуальностью проблематики современной российской семьи, в частности, исследования во всей полноте различных аспектов кризиса института семьи в России.

Теоретическое значение полученных в ходе работы результатов определяется тем, что они способствовали углублению имеющихся научных представлений о специфике процессов, связанных с институциональным кризисом российской семьи, основных тенденциях их динамики.

Практическое значение результатов исследования связано с возможностью их использования при выработке стратегии семейной политики в управленческих структурах и в реализации социальной защиты семьи в практике структур социального обеспечения.

Материалы диссертации могут быть использованы также при чтении общих и специальных курсов по общей социологии, социологии семьи, гендерной социологии, социальной и семейной психологии, социологии управления. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на научно-теоретических семинарах кафедры, а также на региональных конференциях. По теме диссертации опубликовано 5 работ, общим объемом около 2,5 п. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих 6 параграфов, заключения и списка литературы.

Во Введении обосновываются выбор и актуальность темы, раскрывается степень ее разработанности, определяются основные цели и задачи исследования, формулируются присутствующие в диссертации элементы научной новизны и излагаются тезисы, выносимые на защиту.

Среди таких групп факторов мы рассмотрим две большие категории — это цивилизационные и социокультурные факторы кризиса семьи. Цивилизационные факторы, общие для современной западной культуры, включают в себя долговременные тенденции социокультурного развития в сторону детрадиционализации семейного уклада и быта, эмансипации женщины и распада патриархальных семейных ценностей, переструктурирования семейных ролей и приоритетов.

По мнению автора, кризис российской семьи как устойчивый комплекс функциональных нарушений является результатом взаимного наложения факторов той и другой группы.

Однако помимо этих групп здесь прослеживается действие и социетальных факторов — специфики состояния пореформенного российского общества и его институтов, сопряженного с низким уровнем жизни, жилищной проблемой, ростом социального риска, отсутствием сбалансированной демографической политики и социальной поддержки семьи. Автор подчеркивает, что кризис института семьи в современной России, несомненно, во многом обусловлен стратегической непродуманностью процесса реформирования общества, но при этом он и отражает общую цивилизационную направленность изменений строения и функционирования семьи.

Традиционная моногамная семья патриархального типа уходит в прошлое вместе с присущим ей набором семейных ценностей и моделей. Происходит процесс смены традиционных семейных ролей, и главное — наблюдается резкое снижение престижа среди женщин материнской роли. На фоне этих тенденций и складывается социодинамика российской семьи.

Как показывает автор, цивилизационные факторы кризиса семьи в западном, и в том числе постсоветском, обществе связаны со значительными изменениями социальной жизни в целом. Речь идет о радикальной трансформации всей системы социальных связей и социально-групповой структуры общества. Происходит прогрессирующее высвобождение индивида от социального давления в традиционных формах, влекущее за собой объективное ослабление институциональных функций семьи.

При анализе этих явлений структурно-функциональная методология становится, по мнению автора, недостаточной и должна быть дополнена цивилизационным и социокультурным подходами. Эту недостаточность структурно-функционального подхода к пониманию того, что происходит сегодня с институтом семьи, отмечают и другие исследователи. Орлову[7], на структурно-функциональном уровне кризис института семьи понимается как расстройство системных связей и взаимодействий в результате действия внешних дестабилизирующих факторов или разбалансированности самой системы, т.

Однако кризис института семьи в современном западном обществе включая постсоветское представляет собой необратимую цивилизационную реалию, связанную с внутренней динамикой развития самой семьи в сторону размывания ее институциональных рамок, субъективизации восприятия характера и предназначения внутрисемейных связей.

Это проявляется в утрате определенности понимания сущности семьи, когда, например, она рассматривается как группа, члены которой рассматривают себя как семью, испытывают взаимную аффиляцию и заботятся друг о друге[8].

При таком понимании единственным критерием отнесения группы к категории семьи становится внутреннее отношение ее членов к своей общности. Естественно, что такой подход размывает основания структурно-функционального понимания семьи как устойчивой элементарной структуры общества, обладающей прежде всего объективными — структурными — характеристиками.

Это обусловлено смещением культурных акцентов в сторону свободы субъекта, связанным в целом с развитием постмодерной ментальности и тенденцией перехода к постмодерной цивилизации, которую можно рассматривать как постматериальную и постобъектную. Цивилизационные изменения института семьи связаны с трансформацией ее ролевой структуры.

Прежде всего речь идет о массовом выходе женщин за рамки традиционной роли хранительницы домашнего очага, об их растущей вовлеченности в производство и связанной с этим фактом ограниченности выполнения материнских функций.

Тем не менее, по мнению таких крупных теоретиков социологии, как У. Бек, индустриальное общество XX в.

Согласно Беку, это положение все больше вступает в противоречие с развитием современного рыночного общества, основанного на рациональности и стандартизации. Динамика изменений структуры гендерных ролей и отношений, как отмечает автор, включает не только непреодолимую тенденцию к реальной, а не только формальной, эмансипации женщины от традиционной внутрисемейной зависимости, но и тенденцию ломки патриархальных стереотипов отцовской роли.

Рост материальной и социальной независимости женщин имеет своей оборотной стороной изменение самой модели отцовства. Эти тенденции социодинамики современной семьи, подчеркивает автор, являются универсальными для европейской цивилизации. Они затрагивают и российскую семью. Более того, в российском обществе и других посткоммунистических обществах кризисные тенденции в динамике семьи значительно сильнее. На постсоветском пространстве цивилизационные факторы кризиса традиционной формы семьи усугубляются долговременными социокультурными факторами.

Основным социокультурным фактором кризиса семьи в России является, по мнению автора, укоренившееся за длительный советский период нигилистическое отношение тоталитарного государства к семье. Значительное место среди социокультурных факторов институционального кризиса современной российской семьи занимает переоценка культурных ценностей вследствие глубинной трансформации общества.

Насаждение и пропаганда индивидуалистическо-достижительных ориентаций неизбежно влечет за собой атомизацию общества и семьи, утрату коллективистских, в том числе и семейных, ценностей, падение престижности социальных ролей матери и отца.

Автору представляется, что действие цивилизационных и социокультурных факторов формирует основной контекст, в котором разворачиваются процессы, связанные с распадом традиционной институциональной формы семьи, девальвацией семейных статусов и ролей. Тем не менее, традиционные стереотипы в отношении семейной жизни в значительной степени еще сохраняют свою силу, вступая зачастую в причудливые и отталкивающие формы симбиоза с моделями семейного поведения, которые предлагает современное общество.

Современная семья как социальный институт имеет сложную и неоднозначную динамику, однако, вне всякого сомнения, при всей своей сложности эта динамика демонстрирует кризис семьи в части выполнения ею своих традиционных социальных функций. По мнению автора, значительным фактором снижения рождаемости, низкой эффективности семейной социализации и развития других дисфункций института семьи в современной России являются ошибки, просчеты и злоупотребления в процессе выработки стратегии реформ и ее реализации.

Основной целью всей концепции реформ было общее повышение экономической эффективности хозяйственной системы. Экономический рост рассматривался как главный фактор благосостояния общества, а состояние семьи и социальной сферы в целом — как нечто малозначащее и даже как ограничитель экономического развития. Критиковались и отвергались как проявления патерналистского менталитета все идеи, связанные с развитием государственной социальной заботы о семье, исправлении демографической ситуации, здоровье матери детей и т.

Экономический либерализм как базовая концепция реформирования с неизбежностью сопровождался отсутствием реального интереса к потребностям семьи и социальной сферы в целом, что полностью сказалось впоследствии, когда наступил системный кризис общества. Инициаторы реформ совершенно не учитывали того, что в России большинство семей не располагали материальными и финансовыми ресурсами для адаптации к изменившейся социальной и экономической реальности.

Острые проблемы российской семьи связаны с резким ростом за годы реформ социально-экономического неравенства, с длительно имевшим место дефицитом государственного бюджета, сказывавшимся в первую очередь на состоянии социальной сферы, жилищных фондов, систем образования и здравоохранения. В исследованиях отечественных ученых расслоение общества достаточно четко обозначено следующим образом. Даже в г. Недопонимание реформаторами социальной цены преобразований привело к усугублению и выходу на новый виток кризиса российской семьи, что проявилось в дальнейшем снижении рождаемости, в материальной и финансовой неспособности многих семей во всей полноте выполнять функции по рождению и воспитанию детей, в нежелании многих пар официально регистрировать свой фактический брак, в продолжающемся росте разводов.

Для многих семей характерно ощущение постоянного дефицита средств и времени на воспитание детей. В итоге, заключает автор, к началу ХХI в. Значительная доля россиян сознательно воздерживается от вступления в брак, а в браке — от рождения детей, что обусловлено очевидностью снижения уровня жизни в случае обзаведения семьей. Социализация молодого поколения во многих семьях происходит в ускоренном, урезанном варианте, что исключает ее полноценность.

Парадоксальность ситуации в современном российском обществе заключается в том, что изменившаяся реальность требует от индивидов адаптации, а адаптация в создавшихся условиях заключается в готовности к постоянному снижению уровня жизни, ухудшению условий существования, строжайшей экономии не только материальных и денежных ресурсов, но и времени. В этом психологическом контексте тотального сокращения происходит фактическое сворачивание структуры семьи и ее базовых социальных функций, на выполнение которых у работающего человека не остается ни времени, ни средств.

Но отсюда вытекает то, что современная российская семья практически неспособна быть основной структурой общества. Согласно структурно-функциональному подходу любой социальный институт представляет собой упорядоченную совокупность статусно-ролевых позиций и структур, связанных с выполнением определенных функций в рамках социальной системы. Функциональная норма института понимается как суммарная нормальность выполнения им присущих ему функций.

О негативных процессах и, тем более, о кризисе института свидетельствует рост возникающих дисфункций, их проявление в массовом количестве, наконец, системность их распространения, когда все функционирование данного института приобретает дисфункциональный, деформированный, разрушительный для общества характер. Автор исходит из того, что воспроизводственная функция является базовой с точки зрения интересов общества как целостности социальной функции семьи.

Функции семьи представляют собой единую систему, а дисфункциональные явления в ней свидетельствуют о рассогласовании системного взаимодействия. Наличие множественных дисфункций в жизнедеятельности современной российской семьи, в первую очередь нарушения воспроизводственной функции, констатируется многими исследователями.

Сложились два взаимно противоположных подхода к пониманию состояния института семьи в России, являющиеся теоретической базой противоположных концепций семейной политики. Согласно таким авторам, как А. Он проявляется, главным образом, в неспособности российской семьи к качественному выполнению базовых функций — воспроизводственной, социализационной, интегративной, посреднической.

С точки зрения А. Волкова и ряда других исследователей, наблюдаемые дисфункции российской семьи свидетельствуют не о кризисе, а о модернизационной трансформации института семьи. По их мнению, это явление следует расценивать как преходящее и имеющее позитивную направленность. При всех разногласиях, подчеркивает автор, очевидно, что состояние воспроизводственной функции российской семьи в настоящее время является критическим. Снижение показателей рождаемости до уровня, близкого к демографической катастрофе, свидетельствует о патологичности сложившейся ситуации, несмотря на то, что такие тенденции характерны и для развитых стран, прежде всего Европы, и связаны с процессом автономизации семьи, кризисом брака, увеличением числа разводов и сознательно выбравших одиночество индивидов.

При этом рост экономического благосостояния семьи и общества в целом ведет не к росту рождаемости и стабилизации семейных отношений, а, напротив, к упадку семьи, распространению феномена однодетности, нежеланию иметь детей вообще.

Следствием этой и других цивилизационных тенденций является кризис рождаемости и угроза депопуляции. Тем более глубокими являются нарушения воспроизводственной функции семьи в России, где ситуация усугубляется бедностью и в целом тяжелой социально-экономической ситуацией: Сложившаяся угроза депопуляции России отражает, по мнению автора, кризис общественного мировоззрения, упадок семейных ценностей и утрату позитивных моделей организации жизни в целом. Население на протяжении долгого времени находится в состоянии борьбы за физическое выживание, а выживать проще в одиночку.

Об этом же говорит резкое повышение смертности людей трудоспособного возраста. При сохранении такой динамики, согласно прогнозам, уже к г. Воспроизводственная дисфункция российской семьи, подчеркивает автор, является угрозой национальной безопасности, поскольку подрывает стабильность общества со всеми вытекающими последствиями, вплоть до вымирания нации, когда рождаемость не покрывает смертности[13].

Вопреки мнению сторонников модернизационного подхода, рассматривающих снижение рождаемости как результат позитивных цивилизационных изменений в структуре института семьи, автор полагает, что это свидетельство кризисного состояния семьи в России, создающего реальную угрозу депопуляции и ведущего к демографической катастрофе. Автор подчеркивает, что главной социальной функцией института семьи, помимо воспроизводственной, является социализационная. Значение семьи в процессе первичной социализации нередуцируемо.

Только опыт жизни в родительской семье способствует освоению во всей полноте социальных ролей, навыков социального взаимодействия, эмоционального сопереживания другому.

Именно в семье формируются механизмы социальной и гендерной идентификации, когнитивные установки и поведенческие схемы личности. Нормальное осуществление социализационной функции семьи связано с социализационной нормой, которая, согласно А.

Ковалевой[14], представляет собой устойчивую комплексную характеристику транслируемых из поколения в поколение социальных норм и культурных ценностей. В этом смысле любая деформация семьи формирует отклонение от социализационной нормы и приводит к негативным последствиям в развитии личности ребенка. Автор подчеркивает, что в условиях современного общества дисфункции социализации находят благодатную почву для развития, поскольку происходит утрата семьей традиционных ценностей и моделей, ослабление экономического и духовного суверенитета семьи.

Тем более деструктивный характер эти процессы приобретают в современной России. Низкий уровень жизни, направленность семейной политики государства уже на протяжении длительного времени сами по себе способствуют возникновению и закреплению нарушений социализационной нормы. Социализирующий потенциал современной семьи из-за этого значительно снижен. Вообще эффективность выполнения семьей социализационной функции зависит от нравственно-психологической атмосферы в семье, ее материального благосостояния, социального статуса, распределения ролей в воспитании детей между отцом и матерью, их производственной занятостью и возможностями участия в решении семейных проблем, от состава семьи и числа детей.

В современном российском обществе эффективность социализации в семье, как показывает автор, объективно снижена в силу переживаемой обществом посттрансформационной культурной травмы, переоценки социальных ценностей, роста межгенерационных культурных разногласий.

В результате происходит деформированная, диспропорциональная социализация в аномийных условиях, в ситуации снижения авторитета родительского поколения, вызванного социокультурным кризисом. Такой тип социализации не способен обеспечить нормального воспроизводства и межгенерационной трансляции базовых социокультурных ценностей.

Даже сами цели социализационного процесса, как подчеркивает автор, изменились: Ускоренная модель социализации является урезанной, не транслирует целого ряда высоких культурных ценностей. Дефекты семейной социализации, особенно в раннем возрасте, могут предопределить социальную эксклюзию. О дисфункциях социализации в российской семье свидетельствует огромное и постоянно растущее число социальных сирот, из которых одни оказались брошенными своими родителями, а другие сами ушли из семьи, вынужденные к этому семейным насилием, алкоголизмом родителей, сексуальными домогательствами.

Из года в год стремительно увеличивается число таких детей г. Этот показатель вдвое выше числа детей, самовольно покинувших детские дома и интернаты. Дисфункциональность современной российской семьи проявляется и в росте межгенерационного культурного зазора, усложнении общения между поколениями в семье, и в связи с этим в затрудненности передачи в рамках семьи от поколения к поколению культурных ценностей.

Механизмы социализации способствуют закреплению и воспроизводству негативных сторон межгенерационного общения — проявлений неуважения к старикам, равнодушия к детям. Автор делает вывод, что социализационные механизмы современной российской семьи, работая дисфункционально, обеспечивают воспроизводство и межгенерационную трансляцию устойчивых девиаций в семейном и социальном поведении.

Фактически в России запущены и действуют механизмы воспроизводства семейного неблагополучия, происходит его габитуализация и все большее распространение в обществе. Этот факт усугубляется тем, что дети — самая незащищенная и уязвимая социальная группа.

По вине взрослых они оказываются в зонах стихийных и природных катастроф, военных действий, становятся жертвами физического, сексуального, эмоционального насилия.

Поскольку рассматриваемая проблема — комплексная и является сферой интересов и деятельности многих специалистов, значит, и ее социологическое исследование необходимо проводить объединенными усилиями ученых разного профиля, чтобы получить наиболее полную картину изучаемого явления. По мнению автора, распространенность явных и скрытых форм насилия внутри семьи свидетельствует о кризисе как семьи, так и общества в целом.

В России до сих пор не разработан федеральный закон о предотвращении насилия в семье, хотя необходимость в таком законе назрела давно и осознается обществом. Замалчивание проявлений насилия в семьях, подчеркивает автор, способствует созданию искаженной и значительно смягченной картины реального положения дел.

В действительности в России насилие в той или иной форме наблюдается в каждой четвертой семье. Согласно сообщению 1-го канала ЦТВ от 6 июня г. Однако, подчеркивает автор, большая часть жертв семейного насилия никогда не обращается в правоохранительные органы и подлинное число фактов насилия в отношении членов семьи никогда не получает огласки и остается неизвестным.

Этому способствуют распространенное в России недоверие к правоохранительным органам и неверие в эффективность их работы, эмоциональная привязанность жертв к родственникам-мучителям, материальная зависимость от них и т.

Как правило, насилие в семье проявляется со стороны представителей сильного пола по отношению к женщинам, детям, престарелым. Автор полагает, что распространение насилия внутри семьи свидетельствует о нарушении интегративной функции последней. В нормальной семье работают механизмы взаимной идентификации, обеспечивающие способность взаимного сопереживания. Благодаря механизмам идентификации семья воспитывает у детей способность ориентировать свое поведение на интересы целого, будь то семья или общество.

Озлобленность и насилие в семье говорят о дисфункции этих механизмов, о неспособности членов семьи отождествить свои переживания и интересы с интересами и чувствами родственников, воспринимать себя как часть значимого целого.

Насилие в различных формах давно стало негласным определяющим элементом жизнедеятельности современного российского общества, будь то неправовые отношения в бизнесе, нарастание риска повседневных взаимодействий, или рост роли легитимного и нелегитимного насилия в осуществлении социальной регуляции. Фактическое отсутствие в обществе правовых гарантий защиты рядового актора от произвола и насилия закономерно ведет к диффузии насилия в семью и применению его в отношении наиболее беззащитных ее членов.

Насилие стало характеристикой социальной среды российского общества, в том числе и семейной микросреды. Автор отмечает, что воспроизводство насилия в семье личностями, воспитанными с применением насильственных методов, является общепризнанным научным фактом. В таком случае воспроизводство насилия из поколения в поколение обусловлено стойкими деформациями в социализационном процессе, приводящими к формированию специфически девиантных личностных характеристик.

Такие характеристики личности, в свою очередь, обусловливают патологии внутрисемейных отношений, связанные с применением насилия. К развитию патологических силовых форм взаимоотношений в семье приводит и бедность большинства семей, снижение общего культурного уровня, в том числе и уровня культуры взаимоотношений. Рост взаимного отчуждения членов семей, психологической депривации в семье составляет эмоциональный фон распространения насилия и свидетельствует о стойком нарушении интегративной функции института семьи в России.

Анализируя общие тенденции динамики института семьи в России, автор подчеркивает, что основной тенденцией является нарастание семейного неблагополучия. Иными словами, семейное неблагополучие — социально-типическое для современной России явление, отражающее наиболее общие социодинамические тенденции и наводящее на мысль об институциональном кризисе современной российской семьи.

Используя системный и структурно-функциональный подход, автор пытается разработать представление о системных механизмах воспроизводства неблагополучных семей. Таким образом, основные тенденции социодинамики российской семьи, по мнению автора, с полным правом можно охарактеризовать как деструктивно направленные.

Они свидетельствуют о системном кризисе общества и в то же время — о складывающемся несоответствии самой формы, структуры полной нуклеарной семьи изменениям в социальной жизни и общественной психологии.

12.Семья как малая социальная группа. Проблема трансформации семьи в современном обществе.

Но является ли эта деструктивность необратимой, иными словами, можно ли спасти российскую семью? Автор исходит из того, что семья — элементарная, первичная структура общества, необходимый и неотъемлемый от любого социального порядка институт.

Кризисное состояние семьи, пока оно длится, является долгосрочным источником кризисных явлений во всех сферах социальной жизнедеятельности. Без адекватного решения проблем семьи, укрепления ее физического и нравственного здоровья, обдуманной поддержки со стороны государства и негосударственных структур невозможно обеспечить достаточно высокий для благосостояния общества качества человеческого потенциал, а также преодолеть посттрансформационный системный кризис.

Здоровье семьи, ее нравственный и культурный потенциал играют ключевую роль в развитии общества. Они во многом определяют интеллектуальные характеристики общества и уровень культуры. Автору представляется, что успех социально-экономических преобразований возможен только при внимательном отношении государства к проблемам семьи.

Долгосрочная социально-экономическая стратегия развития России должна быть направлена на первоочередное решение проблем, связанных с уровнем и качеством жизни семей. Направленность преобразований в сторону существенного роста заработной платы и других доходов населения позволит добиться позитивной динамики в социальной сфере и в сфере семейного строительства.

Для начала необходимо привести в соответствие с величиной прожиточного минимума размеры всех социальных пособий и выплат, обеспечить реальный адресный характер социальной поддержки.

Необходимо принять меры по стимулированию негосударственных форм социальной защиты, участию в ней некоммерческих организаций, развитию в обществе благотворительной и волонтерской деятельности. Автор подчеркивает необходимость разработки единой стратегии государственной семейной политики, основной целью которой провозглашалось бы коренное улучшение материального положения российской семьи.

Элементом такой стратегии в первую очередь должна быть значительная финансовая помощь государства нуждающимся семьям. Чтобы быть эффективной, такая стратегия должна предусматривать обеспечение социальных гарантий многодетным, молодым , малообеспеченным семьям; восстановление единых социальных стандартов в сфере здравоохранения и образования; создание правовой базы преодоления внутрисемейного насилия, защиты прав несовершеннолетних; развитие соответствующих форм и механизмов социального контроля.

Большое значение имеют недавние президентские инициативы в отношении разноплановой социальной помощи семье. Однако повышение рождаемости — только один аспект проблемы укрепления семьи. Необходимо также оказывать помощь и поддержку в воспитании и образовании уже родившихся детей, компенсировать и исправлять дисфункции воспитательного процесса. Важнейшим направлением стратегии укрепления российской семьи, подчеркивает автор, должны стать меры по духовно-нравственному оздоровлению семьи и общества , преодолению состояния социально-психологической аномии и нигилизма, возрождению и пропаганде значимости семейных ценностей.

В этой связи большую помощь могут оказать национальные, этнические, конфессиональные традиции семейного строительства. Необходимы также меры по социальной профилактике негативных явлений в сфере семьи и воспитания подрастающего поколения, детской и подростковой беспризорности и преступности. Здесь деятельность государства может быть существенно усилена привлечением широкого участия общественных и религиозных организаций.

Сборник научных работ молодых ученых. Социально-политическое реформирование, как фактор нестабильности российской семьи. Кризис межгенерационных отношений в семье и дисфункции социализации. Девиантное поведение и социальный контроль в условиях кризиса российского общества. Кто заинтересован в повышении рождаемости — государство или семья? Подростки смутного времени к проблеме социализации старшеклассников. Эволюция межличностных отношений в семье: Социальная политика в стратегии российского развития: Ученый секретарь диссертационного совета М.

Данные элементы новизны нашли отражение в следующих положениях, выносимых на защиту: В Заключении подводятся основные итоги работы, делаются общие выводы. Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях: Подписано к печати Сдано в набор Социальное знание и социальная практика.

Все права защищены При перепечатке материалов ссылка на pandia. Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Минимальная ширина экрана монитора для комфортного просмотра сайта: Мы признательны за найденные неточности в материалах, опечатки, некорректное отображение элементов на странице - отправляйте на support pandia. Красота и здоровье Народные рецепты. О проекте Справка О проекте Сообщить о нарушении Форма обратной связи.

Авторам Открыть сайт Войти Пожаловаться. Архивы Все категории Архивные категории Все статьи Фотоархивы. Лента обновлений Педагогические программы. Правила пользования Сайтом Правила публикации материалов Политика конфиденциальности и обработки персональных данных При перепечатке материалов ссылка на pandia.



Авторизация
Вход